БИБЛИОТЕКА
© Вершинин Сергей, 2007-2012

Ересь иконоборчества и Седьмой Вселенский собор

Иконопочитание в IV и V веках вошло во всеобщее употребление в христианской Церкви. По церковному учению, почитание икон должно состоять в почитании лица, изображенного на них. Такого рода почитание должно выражаться благоговением, поклонением и молитвою лицу, изображенному на иконе. Но в VIII веке к такому церковному учению стали примешиваться неправославные взгляды на иконопочитание, особенно в простом народе. Простой народ, вследствие недостаточности образования, по большей части придавал внешности и обрядности в религии главное значение. Смотря на иконы и молясь пред ними, люди необразованные забывали возноситься умом и сердцем от видимого к невидимому и даже мало-помалу усвоили убеждение, что лица, изображаемые на иконах, не отделимы от икон. Отсюда легко развилось поклонение собственно иконам, а не лицам изображаемым - развилось суеверие, граничащее с идолопоклонством. Естественно, что явились стремления уничтожить такое суеверие. Но, к несчастью Церкви, задачу уничтожить суеверие приняла на себя гражданская власть, под влиянием еще политических соображений, стала уничтожать иконопочитание вообще и произвела, таким образом, ересь иконоборческую". (Е. Смирнов).

Первым гонителем иконопочитания был император Лев Исаврянин (717-741), хороший полководец, издавший законы о сокращении рабства, о свободе поселян, но невежда в церковных делах. Он решил, что уничтожение почитания икон вернет империи утраченные ею области, что евреи и магометане сблизятся с христианством. Епископ Николийский Константин научил его смотреть на иконопочитание, как на идолослужение. В такой же мысли утверждал его Везер-сирианин, бывший магометанин, теперь придворный чиновник. Уничтожение икон император начал в 726 году, издав эдикт против поклонения им. Он приказал ставить их в церквах повыше, чтобы народ не лобызал их. Патриарх Константинопольский Герман восстал против такого распоряжения. Поддержал его знаменитый Иоанн Дамаскин, впоследствии монах обители святого Саввы в Палестине. Римский папа Григорий II одобрил и превозносил патриарха за его твердость в отстаивании иконопочитания. Он писал императору, что Рим отойдет из-под его власти, если он будет настаивать на уничтожении иконопочитания. В 730 году император велел воинам снять особенно почитаемую икону Христа - Спасителя, стоявшую над воротами его дворца. Напрасно толпа верующих мужчин и женщин умоляла не касаться образа. Чиновник взошел по лестнице и начал бить молотом по иконе. Тогда некоторые из присутствовавших приняли лестницу и предали смерти упавшего чиновника. Войско разогнало народ. Избило некоторых, а десять человек, признанных главными виновниками, после истязаний, были казнены. Память их 9 августа. Изображение Спасителя на кресте было уничтожено и оставлен простой крест, потому что иконоборцы допускали крест, если на нем не было человеческих изображений. (Епископ Арсений).

"9 августа память мучеников Иулиана, Маркиона, Иоанна, Иакова, Алексия, Димитрия, Фотия, Петра, Леонтия и Марии патрикии, жестоко пострадавших при императоре Льве Исаврянине за то, что ниспровергли воина, который по приказанию царя хотел снять образ Спасителя, находившийся над вратами в Царьграде. Вверженные в темницу, они около 8 месяцев содержались в ней, ежедневно были истязуемы 500 ударами. После этих тяжких и продолжительных мучений все святые мученики были усечены в 730 году. Тела их были погребены в Пелагиевых (каковая местность находилась в Царьграде) и через 139 лет обретены нетленными. Мученик Фотий в некоторых памятниках неверно называется Фокою". (С.В. Булгаков).

Преподобный Иоанн Дамаскин, узнав о действиях царя Льва, написал для граждан Константинопольских первое свое сочинение в защиту икон, начинающееся так: "Сознавая свое недостоинство, я, конечно, должен был бы хранить вечное молчание и довольствоваться исповеданием своих грехов пред Богом. Но видя, что Церковь, основанная на камне, обуревается сильными волнами, я не считаю себя вправе молчать, потому что больше боюсь Бога, чем императора. Напротив, это-то меня и возбуждает: потому что пример государей может и подданных заразить. Мало людей, кои отвергают их несправедливые указы и думают, что и цари земные состоят под властью Царя Небеснаго, Котораго законам положено повиноваться". Затем, сказав, что церковь не может погрешать и подозреваться в идолослужении, подробно рассуждает об иконах, выражаясь между прочим: "я дерзаю делать изображение Бога Невидимаго не так, как Он существует в невидимости, но как Он открывался нам", и изъясняет места Ветхаго Завета, значение слов "изображение" и "поклонение", приводит места святых отцов (Дионисия, Григория Нисского, Василия Великого и других), и в заключение говорит, что "поставлять определения о делах веры могут только вселенские соборы, а не цари". Это написано еще до низложения Германа, а потом написаны еще два сочинения о том же предмете. На возражение, что народ боготворит иконы, Иоанн отвечает: "нужно учить безграмотный народ" (Епископ Арсений). На Цикладских островах вспыхнуло восстание, подавленное Львом. За отказ "вселенскаго учителя" (священника, наблюдавшего за ходом учебного дела в империи, имевшего 12 или 16 помощников) письменно объявить, со своими сотрудниками, иконопочитание идолослужением, император приказал сжечь их вместе со зданием, где помещалась и государственная библиотека, основанная императором Константином Великим.

В 730 году последовал эдикт, которым повелевалось вынести из храмов все иконы. Патриарх Герман, отказавшийся выполнять это распоряжение, был в 733 году низложен императором, а на месте его поставлен Анастасий, подчинившийся приказанию Льва. Иконы были вынесены; епископы, противившиеся этому, низложены.

"Но иконы можно было удалить из храмов только в пределах Византийской империи. В Сирии, которая находилась под властью аравитян, и в Риме, который почти совсем не признавал над собою власти византийскаго императора, Лев не мог заставить выполнить свой эдикт. Восточные церкви, находившиеся под властью аравитян, прекратили общение с греческою церковью, а Иоанн Дамаскин написал еще два послания против иконоборцев. Так же и папа Григорий III (731-741), стоявший, подобно своему предшественнику, на стороне иконопочитателей, воcстал против императорскаго эдикта. В 732 году он созвал в Риме собор, на котором предал проклятию иконоборцев. Лев захотел наказать папу, отправил было в Италию флот, но так как последний был разбит бурею, то ограничился только тем, что отнял у папы Иллирийский округ, присоединив его к патриархату Константинопольскому. В 741 году Лев Исаврянин умер, достигнув только того, что иконы были выведены из церковного употребления; вывести же их из домашнего употребления он не мог, при всей своей жестокости".

"По смерти Льва иконопочитание на некоторое время было восстановлено. Зять Льва, Артабаз, при помощи иконопочитателей занял императорский престол, помимо сына и наследника Льва Константина Копронима (назывался так за любовь к лошадям). Иконы опять появились в храмах, и опять началось открытое иконопочитание. Но в 743 году Константин Копроним свергнул с престола Артабаза, и, подобно своему отцу, начал преследовать иконопочитание, только еще с большей настойчивостью и жестокостью. Копроним хотел торжественно, с соблюдением законности, уничтожить иконопочитание, как ересь, и для этого в 754 году составил в Константинополе собор, который назвал вселенским. На соборе было 338 епископов, но не было ни одного патриарха. Здесь положено было, что иконопочитание есть идолопоклонство, что единственный образ Христа Спасителя - это Евхаристия и т.п. В доказательство собор приводил места из священного Писания, толкуя их односторонне и неправильно, а так же из древних отцов или подложные, или искаженные, или с неправильным толкованием. В заключение собор предал анафеме всех защитников иконопочитания и иконопочитателей, особенно Иоанна Дамаскина, и постановил, что кто после этого будет сохранять иконы и почитать их, тот - если духовное лицо, - подвергается извержению из сана, если мирянин или монах - отлучается от общения церковного и подвергается наказанию по императорским законам. Все епископы согласились на соборные определения - одни по убеждению, другие - и большая часть - по страху пред императором. На соборе же, на место умершего пред тем иконоборческого патриарха Анастасия, поставлен был патриархом Константинопольским Константин из Фригии, заявивший себя особенною враждою к иконопочитанию. Определения собора были приводимы в исполнение с необыкновенною жестокостью. Преследования простирались даже на домашнее иконопочитание. Только в тайных, недоступных полиции местах, православные могли сохранять иконы. Не останавливаясь на иконопочитании, Копроним пошел еще дальше; он хотел уничтожить почитание святых и их мощей, монашескую жизнь, считая все это суеверием. Поэтому, по его приказанию, мощи святых были или сжигаемы, или бросаемы в море; монастыри были обращены в казармы или конюшни; монахи изгоняемы, а некоторые из них, открыто порицавшие действия императора и защищавшие иконопочитание, предаваемы мучительной смерти. Воля императора была исполняема везде кроме Рима. В то время как Константин Копроним осуждал на своем вселенском соборе иконопочитание, папа приводил в исполнение план касательно отделения Рима от Византийской империи. Равеннским экзархатом, принадлежавшим Греческой империи, завладели лангобарды (752 год). Папа Стефан III пригласил на помощь франкского короля Пипина, который прогнал лангобардов, а отнятые у них земли подарил апостольскому престолу, т.е. папе (755 год). Греческая власть в Италии после этого кончилась. Стефан, сделавшись независимым, не стесняясь мог отвергнуть все постановления иконоборческаго собора 754 года."

"Константин Копроним умер в 775 году. Ему наследовал сын его, Лев Хазар (775-780), воспитанный в духе иконоборческом. Он, по завещанию отца, должен был действовать против иконопочитания. Но Лев был человек слабохарактерный; на него имела большое влияние его жена Ирина, державшаяся тайно иконопочитания. Под её покровительством изгнанные монахи опять стали появляться в городах и даже в самом Константинополе, епископские кафедры стали замещаться тайными приверженцами иконопочитания и т.п. Только в 780 году, по поводу найденных в спальне Ирины икон, Лев начал было крутыми мерами подавлять пробуждавшееся иконопочитание, но в том же году умер. За малолетством его сына, Константина Багрянородного (780-802), управление государством взяла в свои руки Ирина. Теперь она решительно объявила себя защитницей иконопочитания. Монахи беспрепятственно заняли свои монастыри, появились на улицах, и пробуждали в народе угасшую любовь к иконам. Мощи мученицы Евфимии, брошенные в море при Константине Копрониме, были вынуты из воды, и им начали воздавать должное почитание. Патриарх Константинопольский Павел, бывший в числе врагов иконопочитания, при таком обороте дела счел себя вынужденным оставить кафедру и удалиться в монастырь. Вместо него, по желанию Ирины, поставлен был один светский человек, Тарасий, приверженец иконопочитания. Тарасий принимал патриарший престол с тем, чтобы восстановлено было общение с церквами Римскими и Восчточными, прекратившееся во времена иконоборческие и чтобы созван был новый вселенский собор для утверждения иконопочитания. Действительно, с согласия Ирины, он написал папе Адриану I о предполагаемом восстановлении иконопочитания и приглашал к участию во вселенском соборе. Папа прислал легатов; от лица восточных патриархов явились два монаха, как их представители. Собралось на соборе также много греческих епископов. Но собор в этом году не состоялся. Между епископами большинство было против иконопочитания. Они начали составлять тайные собрания и рассуждать в духе иконоборческом. К тому же, императорские телохранители, состоявшие из старых солдат К.Копронима, не захотели допустить восстановления иконопочитания. В одном заседании собора иконоборческие епископы подняли шум, а телохранители между тем неистовствовали во дворе помещения собора. Тарасий принужден был закрыть собор. В следующем 787 году, когда Ирина заблаговременно уволила со службы иконоборческие войска, собор спокойно был открыт в Никее. Это был второй Никейский, седьмой Вселенский собор.

Собралось 367 отцов. Хотя и тут были иконоборческие епископы, но их было меньше православных. Всех заседаний собора было восемь. Прежде всего Тарасий, как председатель, произнес свою речь в пользу иконопочитания, затем прочтена была такая же речь Ирины. Православные епископы согласились с той и другою. Иконоборческим же епископам Тарасий предложил, - если они покаются и примут иконопочитание, то будут оставлены в архиерейском сане. Вследствие такого предложения и иконоборческие епископы согласились признать иконопочитание и подписали отречение от иконоборства. Далее читали послание папы Адриана об иконопочитании, приводили доказательства в пользу иконопочитания из священного Писания, священного Предания и писаний отцов Церкви, разобрали действия иконоборческаго собора 754 года и нашли его еретическим. Наконец, предав анафеме всех иконоборцев, отцы седьмого Вселенского собора составили вероопределение, в котором, между прочим, сказано: "храним не нововводно все, писанием и без писания установленныя для нас церковныя предания, из которых одно касается иконнаго живописания ... определяем: подобно изображению честнаго и животвторящаго креста, полагать во святых Божиих церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях, честныя и святыя иконы, написанныя красками и из дробных камений и из другого способнаго к тому вещества устрояемыя, как-то иконы Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и Непорочныя Владычицы нашея Богородицы, также и честных Ангелов, и всех святых и преподобных мужей. Ибо, когда чрез изображение на иконах лики Спасителя, Богородицы и других бывают видимы, то взирающие на них побуждаются к воспоминанию и любви первообразов их, и чествованию их лобзанием, и почитательным поклонением не собственным, по вере нашей богопоклонением, которое приличествует единому Божескому естеству, но почитанием, воздаваемым изображению честнаго и животворящаго креста и святому евангелию и прочим святыням". Кроме того, собор постановил, чтобы все сочинения, написанные еретиками против иконопочитания были представляемы Константинопольскому патриарху, а скрывающим такие сочинения назначил - духовным лицам извержение из сана, мирянам- отлучение от Церкви. - Заседания собора в Никее окончились. Восьмое и последнее заседание было в Константинополе, в присутствии Ирины. Здесь определения собора прочитаны были торжественно и утверждены императрицею. Согласно определению собора иконопочитание было восстановлено во всех церквах".