БИБЛИОТЕКА
Успение Пресвятой Богородицы

Возвратясь с горы Елеонской, Матерь Божия начала приготовляться к исходу Своему. Прежде всего Она разсказала усыновленному Ей Апостолу Иоанну о бывшем благовестии и показала ему ветвь, принесенную Архангелом, завещавая нести ее при прогребении пред Своим гробом. Уведомив всех домашних о Своей предстоящей кончине, Она повелела украсить покой и ложе Свое, воскурить фимиам, зажечь свечи и приготовить все необходимое для погребения. Иоанн немедленно послал к св. Иакову, брату Господню, первому иерусалимскому епископу и ко всем сродникам и ближним извещение о приближающейся кончине Богоматери, с обозначением и самаго дня; а св. Иаков предуведомил о том же всех верных не только в Иерусалиме, но и в окрестных городах и селениях. Все родственники Богоматери и множество христиан обоего пола со всех сторон притекли в дом Иоанна.

Пресвятая Владычица всем открыла слышанное Ею от Ангела и, в подтверждение слов Своих, показала райскую ветвь, сиявшую небесным светом. Все пришедшие к Ней горько плакали и своими воплями и рыданиями наполняли весь дом, умоляя Владычицу, как общую всех Матерь, не оставлять их сирыми. Пресвятая Дева увещавала их не плакать, а скорее радоваться о Ея исходе, говоря, что, представ престолу Божию и беседуя с Сыном Своим, Она будет умолять Его благость о всех, живущих на земле, и не только не оставить их сирыми, но еще будет посещать и охранять, равно как и весь мир, всегда помогая бедствующим. Среди утешительных для человечества обетований, Матерь Божия не оставила сделать распоряжение относительно Своего имущества и погребения. Она завещала отдать две одежды Ея двум бедным вдовицам, с усердием и любовию служившим Ей и имевшим от Нея пропитание; а также объявила волю Свою, чтобы тело Ея было погребено в Гефсиманской пещере, где покоились Ея святые родители и праведный обручник.

В это время, когда Матерь Божия изъявляла Свои желания и утешала предстоящих, все услышали шум и увидели облака, окружившия дом. Это были облака, на которых, по повелению Божию, Апостолы, восхищенные Ангелами из разных стран, где они проповедывали Евангелие, были принесены в Иерусалим, к дому Богоматери, для воздаяния Ей чести при погребении. “Подобаше - воспевает св. Церковь - самовидцем Слова и слугам и еже по плоти Матере Его успение видети, конечное елико на Ней таинство, яко да не токмо еже от земли Спасово восхождение узрят, но и Рождшия Его преставлению свидетельствуют; тем-же, отовсюду Божественною силою собравшеся, Сиона достигоша”. По отношению к лицу Матери Божией, это чудное перенесение Апостолов было весьма знаменательно: “иже на облацех светло - изъясняет св. Церковь - от всех конец собравый Своя божественныя Апостолы к телу Твоему, Чистая, показа Тя всем Богородицу и страшен чертог преукрашен”. Они слетелись - говорит св. Иоанн Дамаскин - подобно облакам и орлам, чтобы послужить Матери Божией”.

Апостолы, увидев друг друга, радовались, и в недоумении взаимно спрашивали: для чего Господь собрал их в одно место? В это время вышел к ним св. Иоанн Богослов и, со слезами приветствуя их, сказал, что для Пресвятой Богородицы настало время отойти ко Господу. Поняли св. Апостолы, что Господь собрал их для присутствования при блаженной кончине Пречистой Его Матери и для славнаго погребения Ея пресвятаго тела; поняли - и глубокая скорбь объяла их. Войдя в храмину, они увидели Богоматерь, благолепно сидящую на ложе, исполненную духовнаго веселия, и так приветствовали Ее: “благословенна Ты Господом, сотворившим небо и землю”. Пречистая ответствовала им: “мир вам, братия, избранные Господом”! и спросила Апостолов, каким образом они явились здесь? Они разсказали Ей, как Дух Божий восхитил каждаго из них с места проповеди и по воздуху на облаках представил сюда. Пресвятая Дева, прославив Бога, что Он услышал молитву Ея и исполнил желание сердца Ея - видеть св. Апостолов при Своей кончине, сказала им: “Господь привел вас ко Мне для утешения души Моей; для нея уже настало определенное Моим Создателем время разлучения с телом, по закону человеческой природы, подлежащей смерти”. На эти слова св. Апостолы, с сердечною скорбию, отвечали Ей: “Владычица! мы взирали на Тебя, как на Самого нашего Владыку и Учителя. Ты была для нас истинным утешением. Как же теперь перенести нам печаль и горесть сердец наших, когда мы лишаемся Твоего сопребывания на земле с нами? По воле рожденнаго Тобою Христа Бога, Ты проставляешься от земли к небесным; радуемся об исполняющемся на Тебе определении Божием, но и печалимся о том, что остаемся сирыми и здесь уже не увидим Тебя, нашу Матерь и Утешительницу”. При этом св. Апостолы горько плакали. Благодатная так утешала их: “не плачьте, друзья и ученики Христовы! Своею горестию не возмущайте Моей радости; но лучше радуйтесь вместе со Мною, что Я отхожу к Сыну и Богу Моему. Вы же отнесите тело Мое в Гефсиманию, там предайте его обычному погребение и возвратитесь на предлежащую вам проповедь Евангелия. А Меня, если Господу угодно будет, вы можете увидеть и по успении Моем”. Во время этой беседы предстал и св. Апостол Павел, избранный сосуд благодати Божией, он прибыл позже других, но таким же чудесным образом. Припав к ногам Пресвятой Девы, он поклонился и так взывал к Ней: “радуйся, Матерь Жизни! Я хотя и не видел Христа во плоти, но, на Тебя взирая, я вижу как бы Его Самого”. Вместе с св. Апостолом Павлом предстали и ученики его: Дионисий Ареопагит, Иерофей дивный, Тимофей и другие Апостолы из числа 70-ти. Всех их собрал Святый Дух, да все сподобятся благословения Матери Господней, и да благолепнее устроится Ея погребение. Она каждаго из них по имени призывала к Себе, благословляла, хвалила веру и труды их в деле проповдания Христова Евангелия, каждому желала вечнаго блаженства и молилась с ними о мире и благосостоянии всего мира.

Но вот настал 15-й день августа, и тот вожделенный и благословенный третий час дня, в который назначено совершиться преставлению Божией Матери. Множество свеч пылало в храмине; и св. Апостолы, славя в песнопениях Бога, окружали благолепно украшенный одр, на котором возлежала Богоматерь и молилась в ожидании Своего исхода и пришествия вожделеннаго Сына и Господа Своего. Внезапно облистал неисповедимый свет Божественной славы, пред коим померкли пылавшия свечи. Ужаснулись видевшие это; верх храмины как-бы исчез в лучах Небеснаго света, и сошел Сам Царь славы Христос, окруженный тьмами Ангелов, Архангелов и других безплотных сил, и с праведными душами Праотцев и Пророков, некогда предвозвещавших о Пресвятой Деве, и приблизился к Пречистой Матери Своей. Увидев Сына Своего, Она с радостным восторгом произнесла слова Боговдохновенной Своей песни: “величит душа Моя Господа и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем, яко призре на смирение рабы Своея”! и, поднявшись с ложа, поклонилась Ему. Он же, взирая на Нее очами, исполненными Божественной любви, сказал Ей: “прииди, ближняя Моя; прииди, возлюбленная Моя; прииди, дражайший Мой перл, и вниди в обители вечной жизни”. “Благословенно славное имя Твое, Господи Боже Мой! - ответствовала, поклонившись Ему, Пресвятая Дева - Ты благоволил избрать Меня, смиренную рабу Твою, чтобы Я послужила таинству Твоему! Помяни Меня, Царь славы, в безконечном царствии Твоем! Ты знаешь, что Я возлюбила Тебя всем сердцем Моим и верно сохранила вверенное Мне Тобою сокровище. Приими же теперь дух Мой с миром, и огради Меня от области темной, чтобы никакое вражеское устремление не коснулось Меня”. Господь сладчайшими словами утешал Ее, чтобы не боялась сатанинской силы, уже попранной ногами Ея, и любезно призывал Ее с дерзновением прейти от земли к небу. Она, радостно ответив: “готово сердце Мое; буди Мне по глаголу Твоему”, возлегла на ложе и, взирая на пресветлое лице Господа, дражайшаго Сына Своего, без всякаго телеснаго страдания и как-бы сладко засыпая, предала в руце Его пресвятую душу Свою. И поелику Приснодева носила на руках Своих Сына Божия во время Его земнаго младенчества, то, в воздаяние за сие, Сын Божий носит Ея душу на руках Своих, в начале Ея небесной жизни.

Если душа праведнаго Лазаря была несена на лоно Авраамово Ангелами: то не тем ли славнейшее восшествие на небо было уготовано пречистой душе Матери Божией! Поистине это зрелище было дивно не только для Апостолов, но и для самих небесных сил. Сопровождая, с благоговейным страхом, чистую душу Богоневесты, как Царицы Небесной, они взывали: “радуйся, Благодатная, Господь с Тобою; благословенна Ты в женах”! “Се Всецарица Богоотроковица прииде, возмите врата, и сию премирно подымите присносущаго Света Матерь; Тоя бо ради всеродное человеком спасение бысть: на Нюже взирати не можем, и Той достойную честь воздати немощно”. “Да уклонятся воздушнии дуси, да отступит же самый миродержец, да падет посрамлен, видя возношаему Божию Матерь”. “Небесныя врата возвысились... встретив Богородицу, Херувимы стали позади с веселием и Серафимы с радостию прославили Ее”.

С нежною любовию Матери всего христианскаго мира, Пресвятая Дева с небесной высоты взирала на оставшихся на земле верующих и со дерзновением гласом Матери вещала к Рождшемуся от Нея: “яже Ми дал еси, во веки сохрани”.

Апостолы, сподобившиеся зреть это славное восхождение на небо Божией Матери, в трепете следили за ним очами, как некогда за возносившимся с Елеонской горы Господом. Пришедши в себя от восторга, они окружили одр и с благоговейным умилением смотрели на пречистое тело Богородицы. Чувства Апостолов верно постигнул и прекрасно передал один из наших прежних святителей - митр. Григорий (+ 1420): “ Апостолы обступиша одр священный, воспеваху паче человека вещающе. И зде Петр теплоту своея веры показоваше и слезами обливаем глаголаше”:

“О вместилище Божества, почто ныне тако зрю без дыхания простерту! И удивляюся, како вместит Тя гроб, вместившую Невместимаго небом! Како покрыет Тя камень, Покрове человеком! Како Твое преставление стерпим, по Господе Надеждо наша! Кая пения воспоем Ти! Кая надгробная принесем Ти! Что наречем Тя, чесому уподобим Тя? Которому первее удивимся, девству ли, или безсменному зачатио, или безболезненному и неизреченному рождению? Ты бо всякия чистоты превзыде предел. Ты серафимов Владычица, и херувимам Царица явися, и Госпожа всякия видимыя и невидимыя твари. Что к Тебе речем? Киими миры проводим Тя, Мироприемнице небесная? Кое кадило принесем Ти, Златая Кадильнице? Недоумеваю и удивляюся: как Одр великаго Царя на мале одре мертволепно без дыхания лежит”!..

“Преемши же Петрова воспевания, Павел, сосуд избранный, весь изступлен, весь восхищен, весь обожен, глагола”:

“0 чудесе! Како затворишася девственныя очи, от самых пелен ангелы зрети навыкшия? Како Питательница Жизни смертию объята бысть? Како не сохранися безсмертна, яже нетленна и по рождестве сохранна бысть! Како Лествица небесная, по ней же сниде Бог к человеком, во гробе затворитися грядет! Како гора превысокая Божия и великая на мале одре лежит, в нейже Господь вселися до конца! Како жезл присноцветущ ныне увядший зрится? О преславнаго зрения! О непостижимаго таинства! О глубина богатства, премудрости и разума Божия!.. Почто отлете от нас, Своих рабов, Голубице неблазная? Почто удалися от нас, Горлице сладкогласная? На кого воззрим прочее? Кто нам провещает? Кто уже от наветов иудейских печаль нашу утешит? На Тебя бо зряще, Онаго мнехом зрети, из Тебе неизреченно возсиявшаго. Вознесеся Спас: и мы надежду нашу всю на Тя имехом, и сладце терпехом труды и гонения о проповедании истины. Ныне же последнее сиротство объя нас. Како внезапу угасе, Светильниче Незаходимаго Света? Но смотрение (Божие) есть еже на тебе бываемое, а не оделение смертное: ниже возмогла бы приразитися Тебе, Мати Живота, смерть, Твоим Сыном умертвившаяся. Но яко да не почтется привидением истина вочеловечения, сего ради Ты, подобно безсмертному Твоему Плоду, естества долг отдаеши”.

Кроме Апостолов и 70-ти учеников, бяху и ини трии богословнейшии мужи: Дионисий, Иерофей и Тимофей, иже представше исходныя пояху песни глаголюще: “Пойди, Владычице, пойди, да якоже землю освятила еси рождеством Своим, тако и воздух освятиши прешествием Своим. Пойди, Всецарице, пойди, Сына и Бога сопричащатися царствию вечному оному, паче же превечному и конца неимущему. Вознесися со славою, и не на колеснице рабски, якоже Илиа, но матерски на Сыновниих руках. Иже бо в законе рекий чти отца и матерь како не почтет Рождшую - Тебе - и не понесет Понесшую? Да отверзутся Тебе врата небесная со мнозем удивлением! Да поднимут Тя, Дево, херувимы! Да воспоют Тя серафимы! Да прославят Тя силы! Да предтекут Ти престолы, зряще Тя, Престол Неописаннаго. Пойди, Невесто неневестная, в невестник небесный”!

Сия богословяху и ина многая чудные оные мужие, яже никтоже может по достоинству изрещи, ко гробу провождающе Жизни Матерь”.

Благодатное лице Богоматери, “освященное добротою Божества, сияло славою Божественнаго девства”, а от тела разливалось дивное благоухание. Чудна была жизнь Пресвятой Девы, чудно и успение Ея, как и воспевает св. Церковь: “Бог вселенной показует на Тебе, Царица, чудеса, превышающия законы природы: и во время рождения Он сохранил Твое девство, и во гробе соблюл от истления Твое тело”. Благоговейно и со страхом лобызая пречистое тело, Апостолы освящались от прикосновения к нему и ощущая в сердцах своих действие неизреченной благодати, исполнялись духовной радости. Для большаго прославления Богоматери, не умедлили обнаружиться знамения всемогущей силы Божией в исцелении глухих, немых, слепых, хромых и разных недужных, с верою и любовию прикасавшихся к священному одру.

Оплакав свою потерю на земле, но духовно утешившись приобретением на небе всесильной Заступницы и Молитвенницы к Богу, Апостолы приступили к погребению Богоприемнаго тела Пресвятой Девы. Св. Петр, Павел и Иаков, с прочими главными Апостолами, понесли на раменах своих одр, на котором возлежало пречистое тело; св. Иоанн шел впереди с райскою светозарною ветвию; прочие же святые и множество верных сопровождали одр со свечами и кадилами, воспевая священныя песни. Апостол Петр начинал пение псалма: во исходе Израилеве от Египта и других торжественных гимнов; и все согласно сливали с ним голоса свои, повторяя после каждаго стиха: “аллиллуия”! Но - говорит св. Дионисий - “всех священнотаинников превосходил великий Иерофей, как-бы вышед из тела и весь изливаясь в песнопениях, так что, видя сочувствие его воспеваемому, все - и знакомые и незнакомые - почитали его Боговдохновенным”. В таком порядке это величественное шествие тронулось от Сиона, направляясь чрез Иерусалим в Гефсиманию. При первом движении его, над пречистым телом Богоматери и всеми провожавшими Ее внезапно появился обширный и светозарный облачный круг, на подобие венца, и к лику Апостолов присоединился лик Ангельский: радостное и пресладкое пение небесных сил, прославлявших Божию Матерь, слышалось присутствовавшим и согласно вторило земным голосам. Этот круг с небесными певцами и сиянием несся по воздуху и сопровождал шествие до самаго места погребения.

Неверующие жители Иерусалима, пораженные необычайным величием погребальнаго шествия и озлобленные почестями, воздаваемыми Матери Иисуса, донесли о том первосвященникам и книжникам; а эти, пылая завистию и мщешем ко всему, что напоминало им Христа, послали слуг и воинов своих, чтобы они разогнали провожавших и самое тело Марии сожгли. Возбужденный народ и воины с яростию устремились на христиан; но облачный венец, сопровождавший по воздуху шествие, опустился к земле и как-бы стеною оградил его. Преследователи слышали шаги и пение, но никого из провожавших не видали; мнопе из них, быв поражены слепотою, шли прямо на дома и стены и разбивали себе головы.

Предание свидетельствует и о другом чудном событии, сопровождавшем погребение Пресвятой Богородицы. Проходил тем путем, где следовало шествие, один из Иудейских священников, по имени Афоний. Когда облако поднялось кверху, он ясно увидел св. Апостолов и всех верных, торжественно провожавших тело Богородицы. Сердце его исполнилось завистью, прежняя злоба против Христа закипела в нем, и он воскликнул: “вот какую почесть воздают телу, которое родило льстеца, разорившаго закон отцев наших”! и с этими словами, будучи силен, яростно бросился к одру, с намерением повергнуть его на землю; но едва коснулся он руками до одра, как Ангел, невещественным мечем отмщения Божия, отсек ему обе руки: обрубленныя части их прильнули к одру, а сам Афоний повергся на землю с криком. “Горе мне”! Св. Петр, остановив шествие, сказал Афонию: “ты получил то, чего заслуживал; итак убедись теперь сам, что Господь есть Бог мститель и что Он не медлит! Твоих ран мы исцелить не можем; разве соизволит на то Господь наш Иисус Христос, против Котораго вы неправедно возстали и Котораго убили. Но и Он не захочет исцелить тебя, пока не уверуешь в Него всем сердцем твоим и не исповедуешь устами, что Он есть истинный Мессия - Сын Божий”! Тогда Афоний, встав с земли, восторженно произнес: “верую, что Иисус есть предвозвещенный Пророками Спаситель мира, Христос! Мы и прежде видели, что Он есть Сын Божий; но, омраченные завистью и злобою, не захотели признать в Нем величие Бога и довели Его неправедно до позорной смерти. Он же силою Божества воскрес в третий день и посрамил нас, ненавистников Своих! Напрасно мы старались утаить воскресение Его, заплатив много денег страже: мы не успели остановить славу, повсюду распространившуюся о Нем”. Св. Апостолы, услышав эту гласную исповедь и видя искренность раскаяния грешника, духовно возрадовались, и св. Петр повелел Афонию, с усердною молитвою к Пресвятой Деве, приложить остатки рук к частям, висящим у одра. По исполнении этого, руки срослись и исцелели, и на месте отсечения остался лишь легкий знак. Тогда Афоний повергся пред одром Богоматери и, стоя на коленах, стал ублажать Ее многими хвалами, приводя из Священнаго Писания пророчества о Ней и о Сыне Ея. Присоединившись к шествию, Афоний следовал с ним в Гефсиманию, воспевая из глубины прозревшаго сердца хвалебныя песни Богоматери. Равно и пораженные слепотою воины и народ, с раскаянием прикасаясь к одру Богородицы, получали зрение духовное и телесное. Благодатная Дева не восхотела при Своем успении никого оскорбить, но всех утешала и радовала, не исключая даже и врагов Своих.

Когда шествие достигло Гефсимании, там с новым плачем и стенаниями началось последнее целование пречистаго тела: лишь к вечеру св. Апостолы могли положить его во гроб и закрыть вход в пещеру большим камнем. Они не отходили три дня от места погребения, совершая непрестанныя молитвы и псалмопения, и во все это время по прежнему слышалось в воздухе Ангельское пение, ублажавшее Пренепорочную Деву!

Тому же Апостолу Фоме, который своим сомнением содействовал к большему удостоверению славной истины воскресения Христова, суждено было послужить открытию воскресения и Пресвятой Богородицы. По премудрому смотрению Божию, Фома не был при успении и погребении Божией Матери. Пришедши на третий день в Гефсиманию, этот пытливый ученик Христов с воплем и отчаянием повергся пред гробовою пещерою и громко выражал свое сожаление о том, что не удостоился последняго благословения Божией Матери и прощания с Нею. Апостолы в сердечной жалости о нем решились открыв пещеру, доставить ему утешение - поклониться святым останкам Приснодевы. Но каково же было удивление их, когда они увидели, что там уже не было пречистаго тела Богородицы, а лежали только одни погребальныя пелены Ея, от которых разливалось чудное благоухание! Облобызав с благоговением оставшуюся во гробе святую плащаницу, они молили Господа открыть им волю Его относительно пречистаго тела Богородицы. И вот, в тот день вечером, когда Апостолы и бывшие с ними собрались для подкрпления себя пищею, сама Царица небесная разрешила недоумение их. По преданию, за трапезою Апостолов, со дня воскресения Господа, оставалось не занятым одно место, и на нем полагалась часть хлеба, в память Иисуса Христа, называвшаяся “частью Господа”. По окончании трапезы, все участвовавшие в ней вставали, благодарили Бога за насыщение и, подняв часть Господню, славили великое имя Пресвятой Троицы, произнося в конце молитвенная слова: “Господи Иисусе Христе, помогай нам”! и потом съедали часть Господню, приемля ее как благословение Божие. В продолжение Гефсиманской трапезы Апостолы думали и беседовали лишь о том, как не нашлось в пещере святаго тела Божией Матери; и подняв по обыкновению часть Господа, стали воспевать хвалы Пресвятой Троице”. Вдруг послышалось Ангельское пение; и когда они возвели очи свои вверх, то увидели Пречистую Деву, стоящую в воздухе, окруженную небесными силами и сиящую неизреченною славою. Она сказала им: “радуйтесь! Я с вами есмь во вся дни”! Это явление так обрадовало Апостолов и всех бывших с ними, что все они воскликнули: “Пресвятая Богородице, помогай нам”!.

После этого не оставалось никакого сомнения, что гроб Пресвятой Девы сделался “лествицею к небеси” и что самое тело Ея - как выражается св. Церковь - “возвысив на небеса возведе Иисус, Сын Ея и Спас душ наших”. Все уверились, что Матерь Божия в третий день воскрешена Господом и вознесена с пречистым телом в славу небесную. Взяв оставленную в гробе святую плащаницу, для удостоврения отсутствовавших и утешения скорбящих, св. Апостолы возвратились с радостною вестию в Иерусалим, после чего они опять разошлись по разным странам мира для проповеди Евангелия.

Кончину Божией Матери св. Церковь называет “успением”, а не смертию, потому что смерть, как возвращение земле ея персти, а духа Богу, “иже даде его”, не коснулась Благодатной. “Побеждены законы природы в Тебе, Дева чистая - воспевает св. Церковь - в рождении сохраняется девство и со смертию сочетавается жизнь: пребывая по рождении Девою и по смерти живою, Ты спасаешь всегда, Богородица, наследие Твое”. Она лишь уснула, чтобы в то же мгновение пробудиться для жизни вечно-блаженной и после трех дней с нетленным телом вселиться в небесное нетленное жилище. Она опочила сладким сном, после тяжкаго бодрствования Ея многоскорбной жизни, и “преставилася к Животу”, т. е. Источнику жизни, как Матерь жизни, избавляя молитвами Своими от смерти души земнородных, вселяя в них успением Своим живое предощущение жизни вечной. Поистине “в молитвах неусыпающую Богородицу и в предстательствах непреложное упование, гроб и умерщвление не удержаста”.

“Вера христиан в восшествие Богоматери на небо в прославленной плоти - истинна. Если Энох из мира допотопнаго и пророк Илия из мира подзаконнаго восхищены на небо с плотию, то ужели Пречистая плоть Честнейшей Херувимов и Славнейшей Серафимов предана тлению? Нет, это невозможно! Ни в одном углу христианскаго мира нет ни малейшей части мощей Богоматери; это значит, что вера в восшествие Ея на небеса с пречистою плотию весьма древня, современна Апостолам и мученикам. Пояс Богоматери, св. одежды Ея открыты для чествования миру христианскому; хранимыя с благоговением, разделяемыя по лицу земли на части, оне творили и творят чудеса; многочисленныя иконы Ея всюду изливают токи исцелений и знамений; а св. тело Ея неизвестно где в земле? Нет, это невозможно!. Сонмы мучеников и подвижников прославлены нетлением благоухающих мощей, изливающих исцеления; телеса многих из них, бывшия безызвестными, после немаловременнаго пребывания в земле открыты верным видениями и чудесами; а пречистое тело Богоматери, хотя бы и нетленное, где либо сокрывается в земле в безызвестности? Нет, это невозможно! Св. мощи прославленных мучеников с течением времени иногда подвергаются, по грехам живущих на земле, общей участи земнаго - действию огня, наводнений, землетрясений, поруганию от варваров. Господь не допустил этого в отношении к пречистому телу Своей Матери, не оставил его случайным переменам преходящаго мира, не унизил пред телами святых безвестным сокрытием в земле, а несравненно возвысил над ними преславным вознесением его на небеса”.

Сколько лет было земной жизни Божией Матери? Об этом существует несколько разногласных мнений; наиболее вероятным представляется следующее. Св. Андрей, архиепископ Критский и св. Симеон Метафраст говорят вообще, что Она дожила “до последней старости”. С ними согласуются Церковные историки Епифаний и Георгий Кедрин, которые считают всей жизни Ея около 72 лет. И это мнение имеет себе поддержку в следующем соображении. Некоторые полагают, что при погребении Божией Матери был между прочими св. Дионисий Ареопагит, епископ Афинский; а он обращен ко Христу Апостолом Павлом только в 52 г. по Р. Хр.; три года неотлучно он следовал за Апостолом; потом он похал в Иерусалим, чтобы увидеть Богоматерь; по возвращении оттуда, он был поставлен ап. Павлом во епископа афинскаго, следовательно, мог снова прибыть в Иерусалим к погребению только в 57 году по Р. Хр. А так как Рождество Христово последовало на 15-м году жизни Божией Матери; то очевидно, что всех лет Ея земной жизни было около 72-х. К этому мнению склоняется и св. Димитрий Ростовский в своих Четьих-Минеях (15 августа). Оно же подтверждается изысканиями преосв. Порфирия в древних рукописях Афонских .

Погребальная пещера Пресвятой Девы, так-же как и предвечнаго Сына Ея, составляет предмет благоговейнаго поклонения всех чад христианской Церкви. Эти пещеры существуют доныне, когда уже многие велите и славные города пали, народы изменились, и многия племена совсем исчезли с лица земли.

Путнику, идущему из Иерусалима чрез ворота “Овчия”, который у Арабов, в память Пресвятой Девы, называются “воротами Св. Марии”, представляется крутой спуск в долину Иосафатову. На этом спуске показывают место, где св. Стефан был побит каменьями, в виду Пресвятой Девы, молившейся неподалеку, на склоне горы Елеонской. У самой подошвы горы, за высохшим руслом Кедрона, виднеется погребальный вертеп Пресвятой Девы.

Перешедши чрез мост, перекинутый через русло Кедрона, налево от дороги, ведущей на Елеонскую гору, вы видите площадку пред погребальным вертепом Пресвятой Богородицы, находящуюся в углублении, куда сходят по двенадцати ступеням. Священный вертеп Богородицы украшен готическим фронтоном (трехугольником над входом) с двойными сжатыми дугами над дверьми. От самаго входа крутой спуск, по сорока восьми мраморным ступеням, ведет, под сводом широкой галлереи, в таинственный мрак земных недр; дневной свет, сбегая туда, соединяется, в самой глубине, с мерцающим светом лампад. Сойдя ступеней пятнадцать, показывают в одном углублении направо две гробницы: в них почивают праведные родители Пресвятой Девы Иоаким и Анна. С противоположной стороны, в таком же углублении, находится гробница св. Иосифа, обручника Приснодевы. Тотчас при окончании спуска, на повороте вправо, открывается священноизящная картина: по всему своду обширной галлереи блистают гирлянды зажженных лампад, золотых и серебряных; тихий свет их особенно приличен такому месту покоя. В отдельной каменной пещере находится ложе Небесной Царицы. Оно одето белым мрамором и освещается слишком двадцатью драгоценными лампадами. Внутренность гробовой пещеры ничем не украшена и природный камень прикрыт только навешенными шелковыми тканями. Самые магометане, и особенно магометанки (для которых отгорожено особое место с правой стороны от пещеры) приходят молиться Пресвятой Деве. “Се бо отныне ублажат Мя вси роди”.

Погребальная пещера Матери Божией находится во владении Греков и Армян. Священное ложе служит престолом, на котором совершается Божественная литургия; а жертвенник прислонен к наружной стене гробоваго вертепа возле входа. Подземная галлерея продолжается еще далее за гробовой вертеп, на ея оконечности есть еще престол, принадлежащий Грекам.

Снаружи погребальной пещеры Богоматери существовали некогда великолепная церковь и монастырь Успения, которые, начинаясь от Кедронскаго потока, занимали обширное пространство до того места, где теперь разведен сад.

В последнее время, неподалеку от пещеры Богоматери, воздвигнута и в 1888 г. освящена прекрасная церковь, во имя св. и равноапостольной Марии Магдалины, сооруженная на средства Царскаго Дома, в память императрицы Марии Александровны, всю жизнь желавшей поклониться гробу Божией Матери.

X.

ВНЕШНИЙ ВИД, НРАВСТВЕННАЯ ВЫСОТА И СЛАВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ.

Церковный историк Никифор Каллист сохранил для нас предание о внешнем виде Пресвятой Богородицы. Она была - читаем у него - роста средняго, или, как иные говорят, несколько более средняго; волоса златовидные, глаза быстрые, с зрачками как-бы цвета маслины; брови дугообразныя и умеренно - черныя, нос продолговатый; губы цветущия, исполненныя сладких речей; лице не круглое и не острое, но несколько продолговатое; руки и пальцы длинные.

Но - скажем вместе со св. Григорием Неокесарийским - поистине в Пресвятой Деве изумляет нас не только непорочная и чистая лепота телесная, но особенно совершенства Ея души. И может ли быть иначе, когда в Ея лице сосредоточено все сокровище благодати, и Она была свята телом в духом? Одежда скромная, чуждая роскоши и неги; поступь степенная, твердая; взгляд строгий, соединенный с приятностию; тиха и покорна родителям; речь кроткая, льющаяся из незлобиваго сердца. У Нея ум, Богом управляемый и к одному Богу направленный; все желание устремлено к Единому, достойному желания и любви; ненависть только ко греху и виновнику его. Все помышления Ея душеполезны, свободны от всего излишняго, удаляющияся от всего душепагубнаго; очи Ея всегда устремлены ко Господу, созерцая вечный и неприступный свет; уши настроены к слушанию слова Божия; уста восхваляют Господа; язык разсуждает о слове Божием и изливает Божественную сладость; сердце Ея чисто и непорочно, зрящее и вожделеющее чистейшаго Бога. Вся - чертог Духа; вся - град Бога живаго; вся - добра; вся - пред очами Божими: ибо, восшедши превыше Херувимов и будучи превознесена над Серафимами, Она приблизилась к Богу.

Она была Девою - говорит св. Амвросий - не телом только, но и душею: смиренна сердцем, осмотрительна в словах, благоразумна, немногоречива, любительница чтения... трудолюбива, целомудренна в речи. Правилом Ея было - никого не оскорблять, всм благожелать, почитать старших, не завидовать равным, избегать хвастовства, быть здравомысленною, любить добродетель. Когда Она, хотя бы выражением лица, обидела родителей? когда была в несогласии с родными? когда погордилась пред человеком скромным, посмеялась над слабым, уклонилась от неимущаго? У нея не было ничего суроваго в очах, ничего неосмотрительнаго к словах, ничего неприличнаго в действиях: телодвижения скромныя, поступь тихая, голос ровный; так что телесный вид Ея был выражением души, олицетворением чистоты.

Церковный историк Никифор Каллист так дополняет нравственный образ Пресвятой Девы: Она в беседе с другими сохраняла благоприличие, не смеялась, не возмущалась, особенно же не гневалась; совершенно - безыскуственная, простая, Она нимало о Себе не думала и, далекая от изнеженности, отличалась полным смирением. Относительно одежд, которыя носила, Она довольствовалась естественным цветом их, что еще и теперь доказывает священный головной покров Ея. Коротко сказать: во всех Ея действиях обнаруживалась особенная благодать.

У нас все знают - писал св. Игнатий Богоносец - что Приснодевственная Матерь Божия исполнена благодати и всех добродетелей. Разсказывают, что Она в гонениях и бедах всегда бывала весела; в нуждах и нищете не огорчалась; на оскорбляющих Ее не только не гневалась, но даже благодетельствовала им; в благополучии кротка; к бедным милостива и помогала им, как и чем могла; в благочестии - учительница и на всякое доброе дело наставница. Она особенно любила смиренных, потому что Сама исполнена была смирения. Много похвал воздают Ей видевшие Ее. О Ней разсказывали нам люди, достойные всякаго вероятия, что по Ея святости видимо в Ней соединилось естество ангельское с человеческим.

Св. Дионисий Ареопагит, чрез три года после его обращения в христианство сподобившийся видеть в Иерусалиме лицем к лицу Пресвятую Деву Марию, так описывает это свидание: “когда я введен был пред лице Богообразной, светлейшей Девы; - меня облистал извне и внутри столь великий и безмерный свет Божественный и разлилось окрест меня такое дивное благоухание различных ароматов, что ни немощное тело мое, ни самый дух - не в силах были вынести столь великих и обильных знамений и начатков вечнаго блаженства и славы. Изнемогло сердце мое, изнемог дух во мне от Ея славы и Божественной благодати! Человеческий ум не может представить себе никакой славы и чести выше того блаженства, какое вкусил тогда я недостойный, но удостоенный по милосердию и блаженный выше всякаго понятия.”

Добродетели Пресвятой Богородицы и благодать Святаго Духа, предочистившая Ее быть Материю Божиею, поставили Ее выше всех праведных и святых людей и даже сил небесных. Ея усердие к молитве и благочестивым занятиям, приснодевственная чистота и целомудрие, вера в обетования Божия, всегдашняя внимательность к путям Промысла Бoжия, преданность воле Божией, благодушное перенесение трудных житейских обстоятельств, непоколебимое мужес
© Вершинин Сергей, 2007-2012

Добродетели Пресвятой Богородицы и благодать Святаго Духа, предочистившая Ее быть Материю Божиею, поставили Ее выше всех праведных и святых людей и даже сил небесных. Ея усердие к молитве и благочестивым занятиям, приснодевственная чистота и целомудрие, вера в обетования Божия, всегдашняя внимательность к путям Промысла Бoжия, преданность воле Божией, благодушное перенесение трудных житейских обстоятельств, непоколебимое мужество среди величайших искушений и скорбей, материнская заботливость, сердечная теплота к сродникам, а главное - безусловное во всем смирение: вот нравственныя совершенства, постоянно проявлявшияся в Ней, от младенчества до успения.

Но какое красноречие может изобразить хотя малейшую часть славы, окружающей Царицу Ангелов и человеков - говорил некогда греческий император Лев-философ, в своем слове на успение Пресв. Богородицы. “Кто может представить, какой славы сподобилась Она ныне от Сына Своего! Различных святых Бог различно венчает славою, по Апостолу: “ина слава солнцу, и ина слава луне, и ина слава звездам; звезда бо от звезды разнствует во славе”. Но Пречистая Матерь возымела и славу солнца, - избранна яко солнце, и славу луны - добра яко луна, и славу звезд - проницающая аки утро, т. е. как утренняя звезда. Она имеет венец лучший, нежели все святыя девы: потому что Своею чистотою превзошла Ангелов. Она имеет венец благоплодных жен, каковы Сарра, Елисавета и другия, но венец, преукрашенный пред их венцами: потому что как Родившийся от Нея более всех, так и Она блаженнее всех жен. Она имеет венец мучеников: стоя у креста, с душею, пройденною оружием, Она пострадала более всех мучеников. Она имеет венец Пророков: потому что воистинну прорекла, что ублажат Ее все роды! Она имеет венец Евангелистов: потому что есть как бы книга Слова ипостаснаго. Она имеет венец Апостолов: если Апостол хвалится, говоря: “не Иисуса Христа ли Господа нашего видех”? - то кто же яснее видел Его, как не Пресвятая Матерь? Она имеет венец иповедников: ибо исповедала твердо, говоря: “величит душа Моя Господа... сотвори Мне величие Сильный”. Она имеет венец смиренных: потому что изрекла о Себе: “яко призре на смирение рабы Своея”. Она имеет венец преподобных: успение Ея было пред Господом честнее смерти всех преподобных Его. Она имеет венец постников: потому что покоряла тело духу Своему. Она имеет венец милостивых: св. Церковь молит Ее, как источник милостей, взывая: “милосердия двери отверзи нам”! Она имеет венец безсребренников: ибо родила Врача, давшаго силу целения и изрекшаго: “туне приясте, туне дадите”! и Сама туне подает благодать просящим. Она, наконец, имеет венец больший всех святых: потому что все святые предстоят престолу Божию со страхом, а Она - с материнским дерзновением; и “много может молитва Матери ко благосердию Владыки”.

И древние, и новые св. Отцы православной церкви не находят довольно слов для прославления Матери Божией. Ея служение делу нашего спасения так возвышенно, нравственныя совершенства Ея так велики, близость Ея к престолу Господа Бога и Матернее дерзновение у Сына Своего так очевидны, что богословствующий ум, собирая образы для восхваления Царицы небесной из мира видимаго и невидимаго, часто останавливается в благоговейном недоумении. Мы представим здесь несколько мест из творений св. Отцев, изображающих славу Пресвятой Богородицы.

Св. Прокл, архиепископ Константинопольский (V века), исчисляя лик святых, ублажает Пресвятую Деву преимущественными похвалами. Все памяти святых - говорить он - достославны. Но ничто не равняется славою с торжеством Богоматери. Все они видели Христа только в гаданиях, а Она во чреве носила Воплотившагося. В мире нет ничего такого, что могло бы сравниться с Богородицею Мариею. Человек! прейди умом твоим все творения и смотри, может ли что сравниться или превзойти Святую Деву Богородицу. Пробеги землю, осмотри море, изследуй воздух, углубись мыслию в небеса, испытай все невидимыя силы, и скажи: есть ли другое подобное чудо во всех тварях? Небеса поведуют славу Божию; Ангелы служат Богу со страхом; Архангелы поклоняются с трепетом; Херувимы, не могущие зреть славы, ужасаются; Серафимы, летая окрест, не приближаются, и трепеща взывают: свят, свят, свят Господь Саваоф, исполнены небеса и земля славы Его; воды не перенесли гласа (при укрощении бури на озере); облака служили колесницею при трусе воскресения; солнце, не стерпев поругания Творцу, вострепетало; ад от страха изрыгнул мертвецов; вереи адовы от одного взора сокрушились, - исчисли все чудесное и дивись превосходству Девы: Кого всякая тварь восхваляет со страхом и трепетом, Того Она неизяснимо прияла в чертог Свой.

Св. Кирилл, архиепископ Александрийский (V века), обращается к Пресвятой Деве с следующими словами: “благословляем Тебя, Богородице Марие, досточтимое сокровище всего мира, неугасимый светильник, венец девства, скипетр православия, храм неразрушимый, Матерь и Дева. Благословляем Тебя, вместившая Невместимаго во святой, девственной утробе; чрез Тебя Троица Святая почитается и прославляется; чрез Тебя крест честный чтится и покланяется во всей вселенной; чрез Тебя небо торжествует, Ангелы и Архангелы радуются, демоны расточаются; чрез Тебя падшая тварь возводится на небо; Тобою вся тварь, подвергшаяся идолослужению, приводится к познанию истины; Тобою святое крещение сообщается верующим; Тобою по всей вселенной утверждены церкви; Тобою язычники приводятся к покаянию. Но что говорить многое? Тобою возсиял единородный Сын Божий - свет седящим во тьме и сени смертной; Тобою Апостолы проповедывали спасение язычникам; Тобою мертвые возстают, Тобою цари царствуют, силою Святыя Троицы. Но кто из людей мог бы по достоинству восхвалить прехвальную Марию”?

В выражениях, не менее возвышенных, прославляет Пресвятую Богородицу и великий богослов православной Церкви св. Иоанн Дамаскин (VIII века). Он говорит: “что чище Девы, что непорочнее Ея? Ее столько возлюбил Бог - высочайший и чистейший Свет, что чрез нашествие Святаго Духа существенно соединился с Нею, и родился от Нея совершенным человеком, не изменяя и не смешивая свойств”.

Послушаем и св. Отца отечественной Церкви Димитрия, митрополита Ростовскаго (XVIII века). “Крепка Владычица наша: ибо Царица есть всея видимыя и невидимыя твари, владеющая горним и дольним созданием, и все стихии повинуются Ей, и небо и земля, воздух и море послушают Ея, и вси противныи дуси, страхом одержимыи, трепещут, боящеся имени Ея святаго, ведуще ю Матерь Божию. И аще бы мя кто вопросил: что в поднебесной сильно, и паче всех крепчайшо? Отвещал бых: несть ино что крепчайшо и сильнейшо на земли и на небеси, якоже (по Господе Бозе нашем Иисусе Христе) Пречистая Владычица наша Богородица Приснодева Мария. Сильна на земли: Та бо сотре главу невидимаго змия, Та попра адскую силу, Тою воздвижутся победы, Тою низпадают врази, и еще в Ветхом Завете точию прообразование Ея многую силу в людех являше. Сильна на небеси: Бога бо крепкаго и сильнаго молитвами Своими связует, Егоже иногда на земле связоваше пеленами. Связует, глаголю, Бога молитвами Своими: егда бо Он, прогневан сущи грехами нашими, хощет нас внезапными язвами казнити, Она простирает к Нему молебныя руце Свои, и удерживает мстительную Того десницу, да не погубит грешных со беззакониями их”.

Он же говорит в другом месте: “Дивнаго Бога дивная Мати от начатка Своего и до конца Своего есть дивна: и в зачатии Своем дивна, и в житии Своем дивна, и в преставлении Своем дивна, вся есть едино дивное чудо. Дивна в зачатии: ангельским бо благовещением зачата от неплодных родителей, чистых и святых, чисте и святе рождена. Дивна в житии: бысть бо девствующая Матерь, и матерствующая Дева; Бога родила, а девства Своего не повредила. Дивна в преставлении: ибо гробом Своим не в землю нисходит, но в небо восходит, и лествица к небеси гроб бывает”.

Поистине, безчисленны места творений св. Отцев, прославляющия Пресвятую Богородицу. Слава Ея так велика, чиста и лучезарна, что и мы должны сказать Ей с благоговением тоже, что сказал св. Иоанн Дамаскин: “хотя бы кто приписал Тебе безчисленное множество похвал, однако не восхвалил бы Тебя достойно”. И устами св. Козьмы Маиумскаго Церковь воспевает: “Недоумеет всяк язык благохвалити по достоянию, изумевает же ум и премирный пети Тя, Богородице. Обаче, благая сущи, веру приими, ибо любовь веси Божественную нашу: Ты бо христиан еси Предстательница, Тя величаем (Кан. на Богоявл. п. 9).

XI.

УЧЕНИЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ О ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ.

Учение, проповедуемое Православною Церковию о лице Пресвятой Девы Марии, основано на Св. Писании, раскрыто и объяснено знаменитыми пастырями, и навсегда определено и утверждено святыми Вселенскими Соборами. Богодухновенныя книги Ветхаго и Новаго Завета научают нас, что единородный Сын Божий, для совершения нашего спасения, воспринял на Себя человеческое естество, родившись от Пресвятой Девы Марии. Так, св. Пророк Исаия, еще задолго до Рождества Христова, предсказывал: “се Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя ему Еммануил”; а это имя, по переводу с еврейскаго языка, значить: “с нами Бог”, как и объяснено у Евангелиста Матфея. У св. Апостола Павла читаем: “посла Бог Сына Своего единороднаго, раждаемаго от жены”. Материю Божиею исповедала Ее, по внушению Святаго Духа, сродница Ея Елисавета: “откуду мне сие, да приидет Мати Господа моего ко мне”? Но, сделавшись Материю Господа Иисуса Христа, Она сохранила нетленным Свое девство, как и замечает Евангелист Матфей: “не знаяше Ея (Иосиф), дондеже роди Сына Своего первенца”. Как приснодевственной Матери Божией, Ей принадлежит прославление всех веков и всех народов, истинно верующих в Господа Иисуса Христа, как Она Сама изрекла: “се бо отныне ублажать Мя вси роди”.

Учение Православной Церкви о Пресвятой Деве Марии заключает в себе следующия главныя мысли: Пресвятая Дева Мария есть 1) в собственном смысле слова - Матерь Господа Иисуса Христа, и потому Богородица; 2) Приснодева, т. е. до рождества, в рождестве и по рождестве Господа - Дева; 3) высшая всех небесных сил и святых, честнейшая херувимов и славнейшая серафимов, и 4) первая по Боге и пред Богом Заступница и Помощница наша.

Первая истина, от времен Апостольских, была исповедуема православными христианами всех веков и народов, как это можно видеть из свидетельств св. Отцев и учителей Церкви, из песнопений и молитв, сохранившихся доныне в церковном употреблении, и деяний Вселенских Соборов. Блаженный Феодорит справедливо замечает, что “древние и древнйшие проповедники православной веры, по Апостольскому преданию, учили называть и почитать Матерь Господню - Богородицею”. Это название - пишет Иоанн, патриарх Антиохийский - и составлено многими Отцами, и было употребляемо ими письменно и устно; этого названия никто из церковных учителей не отвергал, - напротив того, многие пользовались им, и притом знаменитые. Св. Игнатий Богоносец - муж Апостольский, св. мученик Иустин философ, св. Ириней, епископ Лионский, св. Дионисий Александрийский, - отцы II и III веков; св. Афанасий Великий, св. Григорий Богослов, св. Иоанн Златоуст, св. Василий Великий, св. Ефрем Сирский, - отцы Церкви IV века: вот Богопросвещенные проповедники высочайшаго достоинства Богородицы! “Кто отрицает, что Мария родила Бога, тот не увидит славы Божества Его” - восклицает св. Ефрем Сирин. - У святых - Василия Великаго, Григория Богослова, Иоанна Златоустаго, Афанасия Великаго, а за ними и у многих других, употребляется самое слово “Богородица”. Св. Отец V века Прокл, архиепископ Константинопольский, в слове своем на Рождество, приводит вопрос, который ему делали: “ты мечтаешь видеть, чего не видел. Что ты говоришь, будто жена может родить Бога”? - и прекрасно отвечает: “Я отнюдь не говорю, что жена может родить Бога, а говорю, что мог Бог воплотившийся родиться от жены, так как Ему все возможно". - Непреоборимым защитником православнаго учения о Богоматери явился, в V веке, Кирилл, патриарх Александрийский, по поводу ереси Нестория. Этот ересиарх “думал, что Матерь Господа по плоти Пресвятая Дева не родила в собственном смысле и истинно воплотившагося Бога - Слова и что не должно называть ее Богородицею”. В ответ на такое лжеучение св. Кирилл, в безчисленных местах своих сочинений, исповедует Пресвятую Деву истинною Богородицею. “Удивляюсь (пишет он в окружном посдании к пастве своей), как можно спрашивать о том, должно ли называть Св. Деву Материю Божиею? Ибо если Иисус Христос есть Бог, то как Пресв. Дева, Его Матерь, не есть Матерь Божия”? В другом месте, разсуждая о воплощении Сына Божия, св. Отец говорит: “братия, мы признаем, что от Св. Девы и Богородицы Марии родился один и тот-же совершенный Бог и совершенный человек, одаренный разумною душею, почему и св. Деву именуем Богородицею: Бог Слово обитал в Ней существенно, не мнительно, но истинно”. И в третьем месте: “Господь воспринял собственное наше тело и сделался человеком от жены, не переставая быть Богом и Рожденным от Отца, но и по принятии плоти оставшись тем, чем был, этому учит повсюду слово правой веры; мы находим, что так думали святые Отцы: потому-то св. Деву дерзаем называть Богородицею”. И в четвертом месте: “кто не исповедует Еммануила истинным Богом и св. Деву, родившую плотски Божие Слово, сделавшееся плотию, Богородицею: да будет анафема”! Ефесский III Вселенский собор осудил ересь Нестория и подтвердил почитание Богородицы, в деяниях Собора встречается множество указаний на древних Отцев - представителей православнаго учения как о лице Господа, так и о лице Пречистой Матери Его, и каждый раз эти указания были одобрительно выслушиваемы присутствовавшими. Отцы Собора заповедали: - согласно с преданием, достодолжно почитать и проповедывать Господа нашего Иисуса Христа в одном и том-же лице, а Пречистую и Приснодевственную Матерь Его называть в собственном и истинном смысле Богородицею”. Когда на Халкидонском IV Вселенском Соборе было прочитано послание св. Кирилла, то Отцы воскликнули: “и мы, как Кирилл, веруем; так веровали, так веруем: анафема не так верующему”! V Вселенский Собор определил: “если кто коварно и не в собственном смысле называет святую, преславную Приснодеву Марию Богородицею, иди же кто называет Ее человекородицею и Христородицею, как будто Христос не был Бог, а не исповедует Ее в собственном и истинном смысле Богородицею: таковый да будет анафема!” VI Вселенский Собор, между прочим, говорит: “двумя стами Богоносных Отец (III Вселенскаго Собора) изложенное учение, яко несокрушимую благочестия державу, согласием запечатлеваем, проповедуя единага Христа Сына Божия воплотившагося и безсеменно родившую Его непорочную Приснодеву исповедуя собственно и истинно Богородицею”. Отцы Никейскаго II (Вселенскаго VII) Собора с одобрением выслушали и своим согласием утвердили те места из посланий св. Тарасия, патриарха Константинопольскаго, и Феодора, патриарха Иерусалимскаго, где исповедуется Пресвятая Дева Богородицею, Феодор, между прочим, говорит: “почитаем и покланяемся иконе пречистой Матери Господа, святой Богородицы и Владычицы нашей, неизреченно родившей Его.” Св. Отец VIII века Иоанн Дамаскин в составленном им изложении православной веры говорил: “мы исповедуем св. Деву Богородицею в собственном и истинном смысле; потому что как истинный Бог родившийся от Нея: так истинно Богородица родившая истиннаго и воплощеннаго Бога”. Св. Феодот, епископ Анкирский, проповедывал: “если кто почитает себя христианином, и между тем не усвояет Божественной Деве достоинства и названия Богородицы в самом подлинном и собственном смысле, тот, противореча догматам, напрасно и ложно украшается святым именем”, иди - как говорит св. Григорий Богослов - “кто пе признает Марию Богородицею, тот отчужден от Бога”. Истина этого учения была поразительно укреплена свыше. Ересиарх Несторий был Вселенским Ефесским Собором лишен сана, осужден, заточен в далекую сторону, где ему живому богохульный язык изъели черви. О жестоком иконоборце импер. визант. Константине Копрониме церковные историки пишут, что он в жизни своей дерзал изрыгать хулы на Пресв. Богородицу, а умирая, кричал: “еще живой предан я огню неугасающему”! и приказывал славить песнями и хвалами Богоматерь.

Вторая истина, именно о приснодевстве Богородицы, столь же ясно и определенно, как и первая, исповедуется Православною Церковию. Древние св. Отцы и учители единогласно утверждают, что Пресвятая Богородица пребыла Девою до рождества, в рождестве и по рождестве Господа Иисуса Христа. Приснодевство, по мысли св. Отцев, есть неотъемлемая черта достоинства Богородицы; а потому, исповедуя Пресвятую Марию Богородицею, они в то же время признавали Ее Девою. “Возможно ли - говорит св. Епифаний - чтобы кто, когда-либо, и в каком либо народе, дерзнул произнести имя Святой Марии, не произнеся в то же время слово: Дева”? “Еслибы Матерь не пребыла Девою - говорит св. Прокл - то Рожденный был бы простой человек, и неудивительно рождение”. В доказательство приснодевства Богоматери мы можем сослаться на свидетельства мужей II и III веков: св. Иринея, св. мученика Иустина философа, Оригена, св. Мефодия; IV и V веков: св. Григория Нисскаго, св. Афанасия Великаго, св. Григория Богослова, св. Василия Великаго, св. Иоанна Златоустаго, св. Ефрема Сирскаго, св. Aмвpocия, блаженнаго Августина, св. Кирилла Александрийскаго, св. Феодота Анкирскаго, св. Прокла, св. Андрея Критскаго и других. Отец III века, св. Григорий Неокесарийский, обращая речь свою к Господу, так изъяснился: “Ты, родившись от Девы Марии, как Сам благоволил и как Ты Один знаешь, не разрушил Ея девства, но и это соблюл и Ее удостоил имени Матери, так что ни девство не воспрепятствовало Твоему рождению, ни Твое рождение не нарушило девства, но сочетались и соединились вещи совершенно противоположныя, т. е. рождение и девство: потому что это легко и удобно для Тебя, как Творца природы”. “О чудо! - (говорил Емесский епископ Павел в Александрийском храме) о чудо! Дева рождает и пребывает Девою, становится Матерью и не испытывает всего свойственнаго матери: потому что Дева родила, как свойственно женам, а осталась Девою, как несвойственно раждающим женам”. Народ, слушая эти слова, прерывал проповедника восклицаниями: “вот истинная вера! кто не говорит так, - анафема! хорошо, православный епископ”! Чтобы объяснить, по возможности, для человеческаго ума приснодевство Божией Матери, св. Отцы указывают на всемогущество Божие, на горящий и несгорающий терновник, на происхождение человеческой мысли. В одной из церковных песней читаем о рождении Господа Иисуса: “тако из ложесн пройде, якоже слухом вниде; тако родися, якоже и зачатся, безстрастно вниде и неизреченно изыде”. С самаго древняго времени мы встречаем у св. Отцев названия, усвоенныя Божией Матери: “Матерь-Дева” и “Приснодева”. Максим Грек пишет, что на V Вселенском соборе император Юстиниан сильно просил Отцев Собора, дабы предписали в Символе веры, вместо Девы Марии читать: приснодевы Марии; но Отцы Собора не согласились ввесть эту перемену в Символ, как ни казалась она благочестивою; они сказали: “III-й Вселенский Собор запретил прибавлять или убавлять что-нибудь в Символе, и его определение должно быть выполняемо свято”.

Третья истина, последовательно вытекающая из первых двух, указывает на величие и превосходство Божией Матери не только над всеми земнородными, но и над самыми высшими чинами ангельскими. Сюда относятся все те места из писаний св. Отцев и учителей Церкви, где Пресвятая Дева прославляется самыми возвышенными похвалами, приложимыми только к Ней. Мы указываем на творения св. Иринея, Тертуллиана, Оригена, св. Епифания, св. Амвросия, блаженнаго Августина, св. Кирилла Александрийскаго и многих других, и особенно на древнейшия литургии, доселе употребляемыя Православною Церковию, св. Иоанна Златоустаго, св. Василия Великаго, св. Григория Двоеслова. “О чудо, высшее всех чудес! восклицает св. Иоани Дамаскин - Жена сделалась высшею серафимов”! В другом месте он называет Ее “Госпожею и Владычицею всех творений”. На VII Вселенском Соборе было читано послание св. Германа, патриарха Константинопольскаго, где он говорит: “мы почитаем и величаем Ее (т. е. Деву Марию) в собственном и истинном смысле Материю истиннаго Бога, и признаем Ее высшею всей видимой и невидимой твари”. Этот-же Собор определил почитать “иконы Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и непорочный Владычицы нашея Пресв. Богородицы, такожде и честных Ангелов и всех Святых и преподобных мужей”. Со времени VI Вселенскаго Собора, в Православной Церкви (в Греции) появлялось много искусных и мудрых песнописцев, составлявших богослужебные гимны: и как часто, с какою теплотою чувства воспевается в этих гимнах Честнейшая херувим и Славнейшая серафим? Кроме особенных канонов, например, в Богородичные праздники, девятая песнь всех вообще канонов в Богослужении Православной Церкви посвящена прославлению Божией Матери.

Четвертая истина, столь утешительная для рода человеческаго, что Божия Матерь есть первая по Боге и пред Богом Заступница и Помощница наша, доказывается многими праздниками, учрежденными с первых веков христанства, в воспоминание и честь разных событий из жизни Богоматери - Ея Рождества, Входа во храм, Благовещения, Успения и пр. После III-го Вселенскаго Собора, бывшаго в V веке, уже во всем христианском мире установились праздники в честь Богоматери, и в храмах, посвященных Ея памяти, в часы всенощных бдений читались прообразования и пророчества о Ней в так называемых Паремейниках на Востоке и Лекционариях на Западе. Очевидно, что не все праздники явились в одно время и не все древнейшия сказания о них дошли до нашего времени; приведем хотя некоторыя уцелевшия известия, в порядке жизни Честнейшей херувим.

Празднование Зачатия Богородицы (9 дек.) началось не позже VII века, ибо св. Андрей Критский (+ 712) написал уже канон на сей праздник. В Царь-граде был собор Богородицы, гдь храмовой праздник совершался именно в этот день.

Сведения о празднике Рождества Пресв. Богородицы восходят в некоторых местах к IV-му, а в других к V веку. В честь этого события уже в IV-м веке строили храмы. Все памятники восточные и западные согласно показывают празднование его 8 сентября. Есть предание, что день сей, как день рождения Богоматери, открыт был одному подвижнику. Праздник сей прославили канонами - в VII веке св. Андрей, архиепископ Критский (который в каноне именно говорит, что весь мир празднует рождение Пресв. Девы), а в VIII веке св. Иоанн Дамаскин. Праздник продолжается в Церкви пять дней: отдание праздника 12 сентября.

Указания на праздник Введения во храм уцелели от VIII века; день праздника определен 21 ноября. В Иерусалиме, в ограде Омаровой мечети, указывают здание, где в V-м или VI веке был храм в честь Входа Пресв. Богородицы, и говорят, что этот храм стоял на месте притвора Соломонова, где некогда жила Приснодева. Каноны на сей праздник написаны Георгием, митрополитом Никомидийским (IX в.) и Василием, архиеп. Кесарийским (XI в.). Праздник Введения есть для нас как бы та великая звезда путеводительница, которая ведет нас поклониться Рождеству Христову; со дня Введения начинают петь во храмах: Христос раждается, славите! Праздник продолжается пять дней: отдание праздника 24 ноября.

Праздник Благовещения совершался в Восточной Церкви уже в IV в.; о нем упоминают св. Афанасий Александрийский и св. Иоанн Златоуст; но есть свидетельство, что он установлен самими Апостолами, как состоящий в неразрывной связи с праздником Рождества Христова, и был сближаем со временем празднования Рождества. Собор Трулльский (691 г.) положил правило о дне Благовещения, что в сей праздник, даже и в четыредесятницу, должна быть совершаема литургия св. Златоуста, а не преждеосвященных Даров. Канон на Благовещение принадлежит отчасти св. Иоанну Дамаскину, отчасти блаженному Феофану начертанному митроп. Никейскому, жившему в IX веке. He во всех местах сначала праздновали Благовещение в одно время, но с XI в. везде отнесли его на 25 марта. Праздник продолжается один день, не имеет ни предпразднства, ни попразднства.

Праздник Успения Пресв. Богородицы считают установлением Апостольским. Сказания о чудесном восшествии Богоматери с плотию на небо восходят к IV веку; о нем упоминают блаж. Августин и Иероним. Ювеналий, патриарх Иерусалимский (420 - 458), утверждал пред имп. Маркианом достоверность этих сказаний. Импер. Маврикий (592 - 602) установил день празднования Успения 15 августа. Блаженную кончину Богоматери прославили канонами св. Козьма Маиумский и св. Иоанн Дамаскин. Празднику Успения с древних времен предшествует пост, который соединяет в себе два древние поста: некогда христиане постились - иные пред праздником Преображения Господня, а другие - пред праздником Успения Богоматери; но в XII веке, на Константинопольском соборе, при патриархе Луке, положено для всех христиан - соблюдать Успенский пост с 1-го по 15-е августа. Праздник продолжается девять дней: отдание его совершается 23 августа. - В Иерусалиме, у гроба Божией Матери, на Афоне - в Русике, в Гефсиманском скиту, близ Троице-Сергиевой Лавры, празднование Успения совершается с особою торжественностию, отпевание над гробом Богоматери совершается такое, как над гробом Спасителя в Великую Субботу, и самый Праздник считается Второю Пасхой.

Праздники Рождества Богородицы, Введения во храм, Благовещения и Успения принадлежат к великим, так называемым двунадесятым праздникам и считаются наравне с Господними.

26 декабря празднуется Собор Пресв. Богородицы, т. е. всенародное торжественное собрание для прославления Матери Божией. В Церкви нашей издавна установлено - на другой день великих праздников чтить память тех лиц, которые главным образом послужили празднуемому событию; таким образом 26 декабря празднуем Божией Матери, как послужившей рождеству во плоти Господа нашего Иисуса Христа, 7 января - Иоанну Предтече, крестившему Господа; 26 марта архангелу Гавриилу, благовестившему Пресв. Деве; на другой день Троицына дня - Святому Духу, сошедшему в праздник Пресв. Троицы; 9-го сентября - прав. Иоакиму и Анне, родителям Пресв. Девы…

2 июля празднуется положение честныя ризы Богоматери в Константинополе, в особом храме, построенном импер. Львом Македонянином в половине V века. Подражая византийскому государю, преп. Стефан Печерский соорудил в Киеве монастырь на Клове и в нем церковь во имя Пресв. Богородицы, в память положения честныя ризы Ея. Подобные же храмы явились в Суздале и Москве.

31 августа установлено празднование - Положение честного пояса Богоматери, по тому случаю, что императрица Зоя, супруга Льва Мудраго, получила исцеление от сей святыни. Канон сего празднования написан Иосифом песнописцем (+ 883), а другой канон - современником Иосифа - Георгием, митрополитом Никомидийским (IX в.).

На все эти праздники св. Отцы и учители Церкви и даже цари составляли в честь и славу Пресвятой Девы молитвы, каноны, поучения и слова, в которых просили Ея заступления. В доказательство мы должны сослаться на те-же досточтимыя имена, которыя уже были приводимы нами не раз: св. Афанасия Александрийскаго, св. Иоанна Златоустаго, блаж. Августина, св. Прокла, св. Иоанна Дамаскина, св. Тарасия, патршрха Константинопольскаго и др. Божия Матерь есть поистине “Мать живых”, как называет Ее св. Епифаний, и щедрая Раздаятельница духовных благодеяний. “Причастен ли кто Богознанию? чрез Тебя, Всесвятая! - говорит св. Герман, патриарх Константинопольский: спасается ли кто? чрез Тебя, Богородица! Избавляется ли кто от опасностей? чрез Тебя, Дева Матерь! Милуется ли кто туне? чрез Тебя, Богоблагодатная”! Трогательны молитвы, с которыми св. Отцы обращаются к Пресвятой Деве, испрашивая Ея ходатайства у престола Божия: эти молитвы вошли в состав православнаго богослужения. Св. Ефрем Сирский так начинает одну из своих молитв ко Пресвятой Богородице: “человеческий род получил в Тебе, Богородица, Предстательницу и Посредницу к рожденному Тобою Богу, всегда имеет нужду в Твоей помощи и признает Тебя единым прибежищем и защитою, как имеющую дерзновение к Нему”. Вера Св. Церкви в несравненную силу ходатайства и помощи Божией Матери выражается многими священными песнопениями, особенно следующими: “Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице. Ты нам помози; на Тебе надеемся, и Тобою хвалимся: Твои бо есмы рабы, да не постыдимся”.- “Никтоже притекаяй к Тебе посрамлен от Тебе исходит, Пречистая Богородице Дево: но просит благодати, и приемлет дарование к полезному прошению”. - Последнюю песнь на Афоне поют ежедневно по отпусте вечерни. И повсюду Св. Церковь всякое Богослужение оканчивает обращением к Богоматери: “Пресвятая Богородице, спаси нас”! - и дневныя службы заключает прошением: “Преславная Приснодево, Мати Христа Бога, принеси нашу молитву Сыну Твоему и Богу нашему, да спасет Тобою души наши”.

При всем благоговении к Богоматери, заметить подобает, что лицо Ея хотя и превознесено выше всего сотвореннаго, однако не есть равночестно лицу Божества. Св. Церковь учит нас говорить: Спасе, спаси нас, т. е. Твоею Божественною благодатию; а моление: Пресвятая Богородице, спаси нас Церковь разумеет в смысле: спаси Твоими молитвами и благодатию Христовою. Это ясно сказывается в том молитвенном воззвании, с которым мы обращемся к Ней в дни Великаго поста: “Пресвятая Владычице Богородице, моли о нас грешных.” Итак, мы покланаемся Богородице не как Богу, но как Матери Божией по плоти: - Ты иже от Тебе рождшагося моли Богородице Дево: много бо может моление Матернее ко благосердию Владыки.